17:57 

Самая важная памятка

Джек-с-Фонарём
Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
всегда побеждает волк, которого ты кормишь

И от нас, чем мы старше, реже будут требовать крупных жертв
Ни измен, что по сердцу режут, ни прыжков из вулканных жерл,
Не заставят уйти из дома, поменять весь привычный быт,
Ни войны, ни глухого грома, ни тягучей дурной судьбы.

Нет, всё будет гораздо проще, без кошмаров и мыльных драм,
Будут тихими дни и ночи, будут сны без огня и драк
И закат в одеяньи алом будет спать на твоих плечах...

...Но готовься сражаться в малом - в самых крохотных мелочах.

Не влюбляйся в пустые вещи и не слушай чужую тьму,
Помни - часто ты сам тюремщик, что бросает себя в тюрьму,
Даже если не мысли - сажа, даже если не стон, а крик
Никогда не считай неважным то, что греет тебя внутри.

Знаешь, это сложней гораздо, путь нехожен, забыт, колюч
Каждый в сердце лелеет сказку, эта сказка - твой главный ключ
И неважно, что там с сюжетом, кто в ней дышит и кто живёт.
Просто помни, что только это может двигать тебя вперёд.

Будь спокойным, как пух и лучик, никогда не борись с людьми
Ты - часть мира: коль станешь лучше, значит этим меняешь мир
Мир велик и неодинаков, он маяк, но и он - свеча.
Если ты ожидаешь знака

Вот он, знак:

начинай

сейчас.

@музыка: Peter Gabriel - Book of love

@темы: заклятья, шаманья книга

15:56 

команда обсидианов, где всех плющит

Лаэ
"And the world has now completely and utterly ceased to be bound by the laws of logic." (FF XIV)
ты видал людей, как мыши, людей, как горы
(смерть обычно их уравнивает по росту).
ты — стрела. стрелу пускают за стену, в город,
осажденный город, форт, неприступный остров.

точно целясь, тетиву оттянув до боли,
поджигают и пускают: лети, родная!
ты — стрела, ты изначально — чужая воля,
нерушимая, отточенная, стальная.

расскажи им, что такое — быть чьим-то словом,
разрешением, приказом, Эдиктом, карой;
за спиною различать еле слышный говор
и всегда, везде, от всех ожидать удара.

только слово — между двух обозленных армий,
между холодом и лавой, мечом и плеткой.
иногда стрела срывается — не по плану,
остается лишь следить за ее полетом.

тетива уже натянута: тронь — порвется,
в поле выведены пешки, ладьи и кони...
иногда стрела взлетает — и прямо в солнце,
огнедышащим выпархивая драконом.

И прекрасный деанонный портрет от SilverDrein:


10:00 

Доступ к записи ограничен

Linn Assalair
Память требует жертв
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

10:54 

Джезебел Морган
Не в том беда, что авторов несет, а в том беда, куда их всех заносит.
он приходит и говорит:
через темень, сквозь октябри
я искал на земле твой след,
только, кажется, был я слеп,
в темноте разглядеть не смог,
как самайнов огонь горит
на ладони твоей, и сок
алых ягод блестит в золе.

он приходит, чеканя шаг,
говорит: я тебе не враг,
не охотник, что по лесам
гонит ланью тебя во тьме,
верит в лживые голоса,
в божий промысел, божий план.
я всего лишь прошу тепла,
я прошу, снизойди ко мне.

он приходит к моим ногам
и срывается с губ мольба:
в самый горький и темный час
догорела моя свеча,
ты пришла, чтобы взять дары,
затворенную дверь открыв,
и бессильны соль и ножи,
ты взяла себе все, чем жил.

в час отчаянья и огня,
забери теперь и
меня.

@темы: Стихоразложение

12:23 

lock Доступ к записи ограничен

Госпожа Сеть
"То я дам Тобі сили" 2 кор 9, 8 "Кузнечиковые хомячки рождены убивать, и ночь только начинается!"
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

06:09 

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Это позднее лето и небо, приставленное к виску.
Я ужасно рискую, а ты, пожалуйста, не рискуй.

Слишком много для вдоха, на выдох уже не хватает сил,
Мир безумно прекрасен, но тем сильнее невыносим.

Невозможно коснуться - вселенная замерла, не дыша.
Я ужасно рискую, и ты, пожалуйста, не мешай.

Нам весна по размеру, а позднее лето чуть жмёт в плечах.
Я когда-нибудь пожалею об этом.
Но не сейчас.

@темы: стихоумножение, вдох-выдох

18:55 

lock Доступ к записи ограничен

Кошкин Ёж
Я лучше из-под трона править буду. (с) Я просто даю информацию... (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

14:48 

lock Доступ к записи ограничен

Кошкин Ёж
Я лучше из-под трона править буду. (с) Я просто даю информацию... (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

15:08 

lock Доступ к записи ограничен

Кошкин Ёж
Я лучше из-под трона править буду. (с) Я просто даю информацию... (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:02 

Доступ к записи ограничен

Linn Assalair
Память требует жертв
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

23:16 

The silense so loud

just mockingbird
you're reaping what you've sown
И ты смотришь вперёд; у нее же глаза как из боли деланы
В них тонуть - задыхаться, и хочется закричать
"Не молчи, что они-то с тобою, посмели-сделали?"

(Ее - на руки брать, укачивать, обнимать)

И ты взводишь курок. Расстрелять бы уродов, эдаких
Расстрелять, уничтожить, убить, стереть
..только залы пусты. И стрелять-то ведь толком
не в кого
пред тобою лишь зеркало
(ничего
кроме зеркала
нет)

@музыка: Meg Myers – Sorry

@темы: Cирень

21:52 

Хельта
Неизведанные страны, карты северных земель, самый быстрый и прекрасный из великих кораблей
...Третья британская экспедиция на Эверест под руководством Брюса и Нортона стартовала в марте 1924 года. В составе её был самый сильный альпинист того времени - англичанин Джордж Мэллори.

До сих пор считается загадкой, почему на штурм вершины он взял с собой абсолютно необстрелянного новичка Эндрю Ирвина. Как бы то ни было, после долгой подготовки маршрута, 8 июня Мэллори и Ирвин вышли из последнего (шестого) лагеря по северо-восточному гребню на штурм вершины. Последний раз один из участников экспедиции видел эту двойку в тумане на высоте 8600 метров (сама вершина - 8848 метров).
Спустя девять лет очередная британская экспедиция нашла ледоруб, принадлежавший Ирвину.

Но, «как погибли Мэллори и Ирвин, мы, видимо, никогда не узнаем. Джомолунгма хранит свои тайны»,- писал крупнейший исследователь Гималаев Гюнтер Диренфурт.
(с) некая статья в интернете


***
Мальчик хочет коснуться чужих небес.
Чувства складывает в слова.
А над ним возвышается Эверест.

Там никто ещё не бывал.

Он приходит к подножию третий раз,
Тщетно силясь подняться над...
Мальчик очень настойчив, ну а гора
Безразлична и холодна.

...Он уходит, когда расцветает лёд, -
На вершинах июнь искать.
Он идёт - и муссон вслед за ним идёт,
Выше, выше, под облака...

И не хочет сдаваться никто из них.
Это битва.
Почти дуэль.

На обрывах, от зарева огневых,
Пляшет бешеная метель,
И слова, льдистых колких снежинок злей,
В пустоте неземной звенят:
"Ты пришёл потягаться со мной, Джордж Лей?
Ты пришёл покорять меня?

Ты пришёл, зная гордость, суровый нрав,
Обособленность этих мест,
И подумав, что сможешь пройти, поправ,
Ты по-прежнему бродишь здесь?

Ты не сможешь вернуться,
Смотри,
Кумач
Солнца выкрасил перевал,
Ты не остановился, ты был горяч -
И на этот раз опоздал".

...И не важно ни сколько минуло лет,
Ни как много ещё пройдёт -
Будет длиться и длиться в холодной мгле
Долгий двадцать четвёртый год.

Будут щериться скалы, скрипеть ледник,
Отзываясь на шум шагов,
Будет ветер глушить одинокий крик,
Враз срываясь со всех холмов,

Чтобы снова в неверном сияньи звёзд
Сквозь туманную ночь окрест
Молчаливый мальчишка смотрел без слёз
На нетронутый Эверест.

Чтобы вновь, но как будто бы в первый раз
Яркий пламень в глазах мерцал...

Чтобы этот огонь никогда не гас,
Отражаясь в других сердцах.

27.07.2015
Больше стихов тут: vk.com/hellta




@темы: Что-то кроме сказанного, Слайды, Мои рифмованные строки, Календарь моей жизни, Горелазка

04:10 

Джезебел Морган
Не в том беда, что авторов несет, а в том беда, куда их всех заносит.
Март начинается с дыма и болтовни.
Мы собираемся, чтобы зажечь огни,
До красноты трём слипшиеся глаза.
Нам есть, о чем рассказать.

Первая говорит, и взгляд у нее пустой:
Да, это были самые темные сто
Дней бесконечной, вымученной зимы.
Каждый из них был как смертоносный яд.
Я отчаялась верить, что кроме "я"
Ещё существует "мы".

Другой говорит: я зиму не пережил.
Вот вроде стою, нервно курю в окно,
Но это не я - конструкт из обломков снов,
Вместо мышечной ткани - сдохшие миражи,
И вместо нервов - неровные строчки нот.

Третий смеётся. О, как же он ждал весну!
И в феврале вёл обратный отсчёт минут,
Ждал: талые воды смоют с него весь шлак.
Только зима до сих пор из него не ушла.

Лишенная голоса, пробую говорить,
И в моем молчании слышится ровный ритм
Дробной капели, разбивающей тонкий лёд,
Мантры "больше-никто-никогда-не-умрет",
И остальные рядом со мной молчат.

Так и стоим, пальцами нервно стуча,
И наблюдая сквозь мутную гладь окна,
Как неотвратимо
наступает на нас
весна.

@темы: Холодно, Стихоразложение

22:20 

Джезебел Морган
Не в том беда, что авторов несет, а в том беда, куда их всех заносит.
Вот идет она сквозь молочно-густой туман,
тишина такая, что можно сойти с ума,
только краем глаза видятся силуэты
деревьев, домов, людей. "Это все обман!
Я не верю в это".

И сложней, и сложней даётся ей каждый шаг,
всё густеет мгла, всё больней и трудней дышать.
От ладоней тумана в жилах кровь остывает.
Но кто-то незримый за руку её берёт,
словно вливая силы идти вперед,
и ладонь его - тёплая и живая.

И конечно она узнаёт его в тот же миг,
и смеётся нервно "Единственный, чёрт возьми,
ты пропал же где-то меж Тигром и меж Евфратом!
Я прошла весь мир, обыскала я целый мир,
но ты пришел сам обратно".

Так идут в тишине, в светлеющей белизне,
и покорно туман расступается перед ней.
Проявляется мир, небывало живой и светлый.
Остается шаг - и сгинет туман во сне,
унесённый ветром.

Так и сгинет туман, миражи его и тропа.
"Ты же снова исчезнешь, как раньше уже пропал?"
Он сжимает ладонь, конечно, не отвечая.
И молчание режет её побольней серпа,
раздирает её бичами.

И стоит она у последней черты, дрожит.
Да, ей хочется света, хочется снова жить,
но шагнув вперёд, с кем она перейдёт границу?
Вот стоит она, не ведая больше лжи,
и сжимает ладонь.
И боится.
О, как боится!

@темы: llet'lenne!, Стихоразложение, Холодно

17:32 

#ярасписываларучку

Джезебел Морган
Не в том беда, что авторов несет, а в том беда, куда их всех заносит.
я знаю сотню твоих имён на всех языках земли,
в кого ты будешь (и был) влюблён, о ком голова болит,
я знаю наперечет рубцы на узкой твоей спине
и что ты лучшая из вакцин из всех, что подходят мне

ты так же знаешь меня насквозь, навыворот, на просвет:
и тихий смех, и взрывную злость, и шёпот мой нараспев,
и самый жгучий, грызущий страх приходишь ко мне забыть,
чтоб слушать сказки далеких стран и прятаться от судьбы.

мы совпадаем до мелочей: вот родинки и рубцы,
до абсолюта – ничья/ничей – сиамские близнецы.
и в это сходство мы влюблены до солнечных брызг внутри:
одни и те же мы видим сны, сердец совпадает ритм.

с другими мы говорим не в такт, с другими не делим вздох,
и абсолютная пустота внутри нас свила гнездо.
она пробила нас как игла, оставила в темноте.
ничейность смотрит из наших глаз,
из наших непрочных тел.

и это дикое ни-че-го сплело нас в один клубок.
мы будем рядом из года в год, друг другу и царь, и бог.
пусть разрывает весь мир война, нас этот не тронет вид.

ведь пустота породнила нас
гораздо сильней любви.

@темы: Стихоразложение

12:58 

#ярасписываларучку

Джезебел Морган
Не в том беда, что авторов несет, а в том беда, куда их всех заносит.
вот стоишь улыбаясь, сломан, до мяса вспорот.
раньше город защитой был, а сегодня город
нависает атлантом, вычерненной громадой.
повторяй про себя «пожалуйста, ну не надо,
сжалься, помилуй, сделайся милосерден,
не о смерти молю, пускай и хотелось смерти»

не заметив тебя, город смял и впечатал в землю.
надрывайся теперь, кричи – мертвецы лишь внемлют.
громыхают в груди десятки твоих историй
мелкой галькой, пустой породой с развалин Трои,
Карфагена ли, Рима – это неважно даже.
ты в праве жить, пока голос твой в продаже,
пока на него есть спрос, спрос на то, что пишешь,
только смирись, что сам ты при этом – нищий.

пусть не верит Москва слезам, но холодный Питер
дожидается их. он их высосал, выжрал, вытер
из пустых глазниц, чтобы слякоти было меньше.
ты отныне пустой, влюбляйся в пустые вещи,
посмотри на себя – ты остов, скелет; смирись же,
выкрасись в рыжий, чтоб ненавидеть рыжих,
стань же громаден, абстрактен и неуютен,
чтобы издалека любовались люди,
трепетно почитая, как символ, идол,
воплощение города; чтобы вид твой
выпускать в тираж газетка могла любая.
вот и стой так – наружу мясом и
улыбаясь.

@темы: Стихоразложение, Ветер в голове

15:41 

Джезебел Морган
Не в том беда, что авторов несет, а в том беда, куда их всех заносит.
что останется от меня
кроме пепла и эха имени?
я пляшу в языках огня:
слышишь, Господи, полюби меня!

взглядом пристальным одари,
дай достойное испытание –
чтобы жить под эльфийский рил!
ты увидишь тогда, кем стану я,

изломаюсь, перерасту,
из иллюзий свой разум выпростав.
пусть спокойный сердечный стук
станет резко скупым, прерывистым,

пусть горячечно, тяжело
жизнь по хрупким костям прокатится,
чтобы лучшее – выжило,
чтоб дороги стелились скатертью.

только, Боже, гляди, гляди,
как танцую в холодном пламени,
ибо пламя страшней – в груди.
ты не веришь? так испытай меня!

так попробуй меня на зуб,
чтобы верную пробу выставить,
так швырни же меня в грозу
и смотри, как танцую истово!

да, я глупая стрекоза
на иголке твоей нефритовой.

только ужас в твоих глазах –
дальше, Бог, мне – тебя – испытывать.

@темы: Ветер в голове, Стихоразложение

17:58 

ярасписываларучку

Джезебел Морган
Не в том беда, что авторов несет, а в том беда, куда их всех заносит.
идёшь и понимаешь: ноябрит. не то болезнь, не то симптом болезни. и первый снег так колется внутри, что каждый вдох больней, но интересней считать шаги: на сколько хватит сил? дотянешь до зимы ли, раньше рухнешь?
закрыв глаза, я вижу ряд осин, не выходя из задымленной кухни. закрыв глаза, я вижу темный лес, холмы, опустошенные навечно. следов не оставляя на земле, я прохожу и зажигаю свечи, чтоб не остаться в полной темноте.
а кухня та же, и обои – те же, и есть набор определенных тем, которые меняются все реже.
в моих ладонях чашка с тера флю, с иллюзией волшебной панацеи. мне кажется, я сплю. но я не сплю – я жду зимы без радости, без цели.
я понимаю, это ноябрит – он не болезнь и не симптом болезни. снег копится и колется внутри –
он не исчезнет.

@темы: Стихоразложение

17:40 

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Что осталось от лета - лишь запах сырой земли,
Лишь угли под дождем, во рту кисловатый вкус.
Мы могли быть богами, бессмертными - не могли,
Ты поэтому все заучивал наизусть,
Я поэтому знала, прожитое - сплошь долги,
И мы вряд ли сумеем в плюс

Выйти так, чтоб один в поле воин, а два - отряд,
Остальное уже неважно, причём вдвойне.
Говорят, что разлуке понравился мой наряд,
Говорят, ты не смог бы выжить на той войне,
Говорят, время - яд, впрочем, многое говорят,
Но, поверь, я умею не

Замечать эту реку, что там, за моей спиной,
Где плывущим в награду - запах сырой земли.
Говорят, ты хотел, чтобы я не была одной,
Говорят, будто лучше вычеркнуть, обнулить.
Я молчу, чтобы Лета вернула тебя домой.
Да, туда, где давно угли.

@темы: вдох-выдох, стихоумножение

17:39 

lock Доступ к записи ограничен

Visenna
God is too busy now... Can I help you?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

Записки вольнолетящей

главная