04:10 

Джезебел Морган
Не в том беда, что авторов несет, а в том беда, куда их всех заносит.
Март начинается с дыма и болтовни.
Мы собираемся, чтобы зажечь огни,
До красноты трём слипшиеся глаза.
Нам есть, о чем рассказать.

Первая говорит, и взгляд у нее пустой:
Да, это были самые темные сто
Дней бесконечной, вымученной зимы.
Каждый из них был как смертоносный яд.
Я отчаялась верить, что кроме "я"
Ещё существует "мы".

Другой говорит: я зиму не пережил.
Вот вроде стою, нервно курю в окно,
Но это не я - конструкт из обломков снов,
Вместо мышечной ткани - сдохшие миражи,
И вместо нервов - неровные строчки нот.

Третий смеётся. О, как же он ждал весну!
И в феврале вёл обратный отсчёт минут,
Ждал: талые воды смоют с него весь шлак.
Только зима до сих пор из него не ушла.

Лишенная голоса, пробую говорить,
И в моем молчании слышится ровный ритм
Дробной капели, разбивающей тонкий лёд,
Мантры "больше-никто-никогда-не-умрет",
И остальные рядом со мной молчат.

Так и стоим, пальцами нервно стуча,
И наблюдая сквозь мутную гладь окна,
Как неотвратимо
наступает на нас
весна.

@темы: Холодно, Стихоразложение

22:20 

Джезебел Морган
Не в том беда, что авторов несет, а в том беда, куда их всех заносит.
Вот идет она сквозь молочно-густой туман,
тишина такая, что можно сойти с ума,
только краем глаза видятся силуэты
деревьев, домов, людей. "Это все обман!
Я не верю в это".

И сложней, и сложней даётся ей каждый шаг,
всё густеет мгла, всё больней и трудней дышать.
От ладоней тумана в жилах кровь остывает.
Но кто-то незримый за руку её берёт,
словно вливая силы идти вперед,
и ладонь его - тёплая и живая.

И конечно она узнаёт его в тот же миг,
и смеётся нервно "Единственный, чёрт возьми,
ты пропал же где-то меж Тигром и меж Евфратом!
Я прошла весь мир, обыскала я целый мир,
но ты пришел сам обратно".

Так идут в тишине, в светлеющей белизне,
и покорно туман расступается перед ней.
Проявляется мир, небывало живой и светлый.
Остается шаг - и сгинет туман во сне,
унесённый ветром.

Так и сгинет туман, миражи его и тропа.
"Ты же снова исчезнешь, как раньше уже пропал?"
Он сжимает ладонь, конечно, не отвечая.
И молчание режет её побольней серпа,
раздирает её бичами.

И стоит она у последней черты, дрожит.
Да, ей хочется света, хочется снова жить,
но шагнув вперёд, с кем она перейдёт границу?
Вот стоит она, не ведая больше лжи,
и сжимает ладонь.
И боится.
О, как боится!

@темы: llet'lenne!, Стихоразложение, Холодно

17:32 

#ярасписываларучку

Джезебел Морган
Не в том беда, что авторов несет, а в том беда, куда их всех заносит.
я знаю сотню твоих имён на всех языках земли,
в кого ты будешь (и был) влюблён, о ком голова болит,
я знаю наперечет рубцы на узкой твоей спине
и что ты лучшая из вакцин из всех, что подходят мне

ты так же знаешь меня насквозь, навыворот, на просвет:
и тихий смех, и взрывную злость, и шёпот мой нараспев,
и самый жгучий, грызущий страх приходишь ко мне забыть,
чтоб слушать сказки далеких стран и прятаться от судьбы.

мы совпадаем до мелочей: вот родинки и рубцы,
до абсолюта – ничья/ничей – сиамские близнецы.
и в это сходство мы влюблены до солнечных брызг внутри:
одни и те же мы видим сны, сердец совпадает ритм.

с другими мы говорим не в такт, с другими не делим вздох,
и абсолютная пустота внутри нас свила гнездо.
она пробила нас как игла, оставила в темноте.
ничейность смотрит из наших глаз,
из наших непрочных тел.

и это дикое ни-че-го сплело нас в один клубок.
мы будем рядом из года в год, друг другу и царь, и бог.
пусть разрывает весь мир война, нас этот не тронет вид.

ведь пустота породнила нас
гораздо сильней любви.

@темы: Стихоразложение

12:58 

#ярасписываларучку

Джезебел Морган
Не в том беда, что авторов несет, а в том беда, куда их всех заносит.
вот стоишь улыбаясь, сломан, до мяса вспорот.
раньше город защитой был, а сегодня город
нависает атлантом, вычерненной громадой.
повторяй про себя «пожалуйста, ну не надо,
сжалься, помилуй, сделайся милосерден,
не о смерти молю, пускай и хотелось смерти»

не заметив тебя, город смял и впечатал в землю.
надрывайся теперь, кричи – мертвецы лишь внемлют.
громыхают в груди десятки твоих историй
мелкой галькой, пустой породой с развалин Трои,
Карфагена ли, Рима – это неважно даже.
ты в праве жить, пока голос твой в продаже,
пока на него есть спрос, спрос на то, что пишешь,
только смирись, что сам ты при этом – нищий.

пусть не верит Москва слезам, но холодный Питер
дожидается их. он их высосал, выжрал, вытер
из пустых глазниц, чтобы слякоти было меньше.
ты отныне пустой, влюбляйся в пустые вещи,
посмотри на себя – ты остов, скелет; смирись же,
выкрасись в рыжий, чтоб ненавидеть рыжих,
стань же громаден, абстрактен и неуютен,
чтобы издалека любовались люди,
трепетно почитая, как символ, идол,
воплощение города; чтобы вид твой
выпускать в тираж газетка могла любая.
вот и стой так – наружу мясом и
улыбаясь.

@темы: Стихоразложение, Ветер в голове

15:41 

Джезебел Морган
Не в том беда, что авторов несет, а в том беда, куда их всех заносит.
что останется от меня
кроме пепла и эха имени?
я пляшу в языках огня:
слышишь, Господи, полюби меня!

взглядом пристальным одари,
дай достойное испытание –
чтобы жить под эльфийский рил!
ты увидишь тогда, кем стану я,

изломаюсь, перерасту,
из иллюзий свой разум выпростав.
пусть спокойный сердечный стук
станет резко скупым, прерывистым,

пусть горячечно, тяжело
жизнь по хрупким костям прокатится,
чтобы лучшее – выжило,
чтоб дороги стелились скатертью.

только, Боже, гляди, гляди,
как танцую в холодном пламени,
ибо пламя страшней – в груди.
ты не веришь? так испытай меня!

так попробуй меня на зуб,
чтобы верную пробу выставить,
так швырни же меня в грозу
и смотри, как танцую истово!

да, я глупая стрекоза
на иголке твоей нефритовой.

только ужас в твоих глазах –
дальше, Бог, мне – тебя – испытывать.

@темы: Ветер в голове, Стихоразложение

17:58 

ярасписываларучку

Джезебел Морган
Не в том беда, что авторов несет, а в том беда, куда их всех заносит.
идёшь и понимаешь: ноябрит. не то болезнь, не то симптом болезни. и первый снег так колется внутри, что каждый вдох больней, но интересней считать шаги: на сколько хватит сил? дотянешь до зимы ли, раньше рухнешь?
закрыв глаза, я вижу ряд осин, не выходя из задымленной кухни. закрыв глаза, я вижу темный лес, холмы, опустошенные навечно. следов не оставляя на земле, я прохожу и зажигаю свечи, чтоб не остаться в полной темноте.
а кухня та же, и обои – те же, и есть набор определенных тем, которые меняются все реже.
в моих ладонях чашка с тера флю, с иллюзией волшебной панацеи. мне кажется, я сплю. но я не сплю – я жду зимы без радости, без цели.
я понимаю, это ноябрит – он не болезнь и не симптом болезни. снег копится и колется внутри –
он не исчезнет.

@темы: Стихоразложение

17:40 

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Что осталось от лета - лишь запах сырой земли,
Лишь угли под дождем, во рту кисловатый вкус.
Мы могли быть богами, бессмертными - не могли,
Ты поэтому все заучивал наизусть,
Я поэтому знала, прожитое - сплошь долги,
И мы вряд ли сумеем в плюс

Выйти так, чтоб один в поле воин, а два - отряд,
Остальное уже неважно, причём вдвойне.
Говорят, что разлуке понравился мой наряд,
Говорят, ты не смог бы выжить на той войне,
Говорят, время - яд, впрочем, многое говорят,
Но, поверь, я умею не

Замечать эту реку, что там, за моей спиной,
Где плывущим в награду - запах сырой земли.
Говорят, ты хотел, чтобы я не была одной,
Говорят, будто лучше вычеркнуть, обнулить.
Я молчу, чтобы Лета вернула тебя домой.
Да, туда, где давно угли.

@темы: вдох-выдох, стихоумножение

15:10 

lock Доступ к записи ограничен

Visenna
God is too busy now... Can I help you?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:02 

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Все это о любви, даже страх и гнев,
Даже брезгливость, жалость и осторожность.
Я не могу без боли, ты, знаю, тоже,
Вот мы и возвращаемся вечно к ней.

Все это о любви, ни о чем другом,
Но от касаний вздрогнув, как от уколов,
Помни, не жажда жить, а смертельный голод
Ждет нас обоих преданно за углом.

Все это о любви, но сама любовь
Не остается там, где кричат и плачут.
Пусть подоконник греют следы кошачьи,
Мне не уснуть, всю ночь просидев с тобой.
Спи, мой любимый рыжий бессмертный мальчик.

@темы: вдох-выдох, боль, стихоумножение

12:43 

Доступ к записи ограничен

Linn Assalair
Память требует жертв
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

04:20 

#ярасписываларучку

Джезебел Морган
Не в том беда, что авторов несет, а в том беда, куда их всех заносит.
1. держи меня, зов зеркала силён,
сплети венок мне: в нем полынь, паслён
и лебеда, вороний черный глаз
и меж цветов запрятана игла,
на острие - холодной каплей - яд.
и зеркало почти что полынья,
вокруг которой льдистый окоём -
там отраженье мертвое моё

2. держи меня, прошу тебя, держи,
вокруг меня дробятся витражи,
из их осколков, словно изо льда
я собираю слово "никогда" -
ведь "вечность" рассыпается в руках
от лёгкого дыханья, сквозняка.
стекло запотевает изнутри
у зеркала. прерывист сердца ритм.

3. держи меня - над озером, чья гладь
зеркальней амальгамы и стекла,
и с чёрного, невидимого дна
неспешно поднимается она
сквозь толщу тёмной, неживой воды -
сквозь зазеркалье, сквозь туман и дым.
ее объятья - льдом рожденный жар.
держи меня. держи.

не удержал.

вдохновения, жуть и зеркала в стишочке - из фотосета Миали и из его художественной обработки.
не всматривайтесь в глубь зеркал - мало ли кто придёт на ваш взгляд.


@темы: Холодно, Фотоохота, Стихоразложение

15:41 

ярасписываларучку

Джезебел Морган
Не в том беда, что авторов несет, а в том беда, куда их всех заносит.
приходил отец, угрожал кнутом
и сверкал болотным огнем в глазах:
"брось ты эту блажь, возвращайся в дом,
мы пока готовы принять назад".

приходила мать, под окном скреблась
и тоскливо выла голодным псом:
мой сынок, проснись, сбрось чужую власть
и забудь девчонку, как летний сон".

приходили братья в бессветный час,
но сияло их серебро кольчуг:
"скоро Дикий Гон, ты вожак и часть,
этот долг сильней твоего "хочу".

я бы мог прогнать их, забыть слова,
только ветра зов с каждым днем сильней,
и трещит личина по тонким швам,
и все ближе рой колдовских огней.

у любимой слезы на вкус горчат
и дрожит ее голосок чуть-чуть:
"для тебя горит на окне свеча"

...только в час Охоты, в пучине чар
как найти мне сил не забыть свечу?

@темы: Стихоразложение

17:34 

[Май]
Возвратиться… только стоит ли мечтать? Вы мертвы. Прощайте. (с)

Если камень тяжелый мне ляжет на грудь,
Если обруч на горле не даст мне вдохнуть,
Если выпущу меч из разжавшихся рук,
Это сон, ибо я никогда не умру.

Если буду изломан, истерзан и мертв,
Если лоно земли меня скоро возьмет,
Если прахом развеюсь на дымном ветру,
Это сон, ибо я никогда не умру.

Если ветер горячий пожрет мою плоть,
Если время начнет мои кости молоть,
Если дикой травой прорасту поутру,
Это сон, ибо я никогда не умру.

Если все потеряю, что только имел,
Если вдоволь потешу свирепых химер,
Это просто кошмар мои веки смежил,
Это сон, разбуди меня, я буду жив.
© Нуремхет

@темы: случайности не случайны, нет никаких миров, кроме этого мира, все было сказано до нас

01:21 

Я считаю это одной из прекраснейших вещей, найденных за последнее время...

[Май]
Возвратиться… только стоит ли мечтать? Вы мертвы. Прощайте. (с)
Хочется посмотреть вот такого "Волшебника Страны Оз". Или - снять.
...Элли Санчес в свои двадцать четыре имеет за плечами трудное детство в гетто, сексуальные домогательства пьяного отчима, членство в молодежной банде и неудачный брак. Она виртуозно матерится, много курит, отменно владеет выкидным ножом, на пари пьет текилу из горлышка, а для расслабона - "Куурс" в спортивных барах, где среди посетителей преобладают коротко стриженые женщины. Элли работает пилотом в канзасском управлении "Fire&Rescue", и тамошние толстопузые самцы уже привыкли обращаться к Эллисон Санчес в мужском роде и очень, очень корректно. Единственный друг Элли - доберман Тото, тренированный по программе "телохранитель". Строго говоря, Тото - сука, но Элли одинаково ненавидит кобелей и женственность. Элли с Тотошкой неразлучны и в баре, и на работе, и даже спят в одной кровати, выпив на ночь по баночке ледяного "Куурса". Вечерами Элли с Тотошкой смотрят по ТВ трэшевые боевики и дурацкие ток-шоу. Элли ядовито комментирует экранный угар, а Тотошка взлаивает в самых нужных местах. Элли убеждена, что ее собака разумнее многих людей.



читать дальше

URL записи

@темы: все было сказано до нас

06:57 

lock Доступ к записи ограничен

Visenna
God is too busy now... Can I help you?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

22:46 

lock Доступ к записи ограничен

Visenna
God is too busy now... Can I help you?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

10:47 

Доступ к записи ограничен

Ner-Tamin
слегка конвейер
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

13:01 

Доступ к записи ограничен

Ю. Тар
Конница представляла собой легкую пехоту, вооруженную конем (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

11:10 

Доступ к записи ограничен

Ю. Тар
Конница представляла собой легкую пехоту, вооруженную конем (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

14:33 

Доступ к записи ограничен

Ю. Тар
Конница представляла собой легкую пехоту, вооруженную конем (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

Записки вольнолетящей

главная